Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках Viber Виртуального Бреста

«Они там крупнее лосей!» Как на ферме под Малоритой коров кормили шоколадом — и что из этого вышло

2 15  Октября 2019 г.  в 13:45, показов: 9423 : Виртуальная экскурсия

О хозяйстве в агрогородке Хотислав Малоритского района недавно писали либо плохо, либо вообще ничего. Чиновники деликатно называли предприятие «отстающим» и корили за растущую задолженность, Госконтроль ругал за отсутствие фосфорных удобрений, сломанный трактор и антисанитарные условия содержания молодняка, доярки бунтовали из-за низкой зарплаты, а старожилы не уставали напоминать, как в свое время их колхоз «гремел на весь Союз».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Все было настолько плохо, что в конце 2017 года хозяйство присоединили к Брестскому мясокомбинату. Претензий сразу поуменьшилось: отстающее хозяйство стало чуть ли не передовиком. Надои за два года выросли почти вдвое, зарплаты доярок поднялись до 1200 рублей, удобрений хватает, сломанный трактор стал рабочим, антисанитарные условия — санаторными: отремонтированная коровья ферма с утепленными матами вместо соломы, свободный выгул под навесом и шоколад на «полдник». Все стало настолько круто, что предприятие решило платить стипендии ученикам местной школы за хорошие оценки — чтобы не уезжали.

В советское время хозяйство в Хотиславе действительно было на слуху. Местный колхоз с гордым названием «Заветы Ленина» хвастался высокой урожайностью, хорошими надоями, бригадиров награждали орденами, а с выставки достижений народного хозяйства СССР ударники стабильно приезжали с медалями. Когда Союз развалился, дела пошли на спад. Некогда передовой колхоз сначала стал средненьким сельскохозяйственным производственным кооперативом, потом — отстающим ОАО. В последнее время в прессе если и вспоминали легендарное предприятие, то только в связи с какими-то «косяками»: то КГК нарушения найдет, то доярки бунтуют, то реорганизация.

Черная полоса закончилась в ноябре 2017 года, когда СУП «Хотиславский» присоединили к ОАО «Брестский мясокомбинат». О предприятии снова заговорили, но уже в другой тональности. Успехи хозяйства обсуждали в просторных чиновничьих кабинетах, в душных производственных мастерских и хатах хотисловчан. Отголоски этих разговоров дошли и до нас:

«Были у родителей в Брестской области в гостях, — написала на горячую линию TUT.BY читательница. — Как оказалось, в СУП „Хотиславский“ коровок кормят шоколадом. Буренке положено в день 2 плитки для выработки гормона радости. Надои увеличились. Моя мама говорит, что коровы там крупнее лосей».

Хм, да что ж там за коровы такие, радостные да на шоколаде взращенные?

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Ай, Евгеньевич, с твоими требованиями ну их, эти 800 рублей»

Административное здание СУП «Хотиславский» — по-народному, контора — находится на главной площади агрогородка. Менеджмент занимает второй этаж, на первом — сельсовет и пункт охраны правопорядка. Рядом с конторой на выгнутом стенде доски почета развешены цветные фотографии передовиков. Руководителя хозяйства Сергея Шельпука среди них нет. Рано еще — он занял должность только в июне этого года. Приехал из агрогородка Большая Турна Каменецкого района. Там оставил семью, «пока все не устаканится», а здесь получил служебное жилье и работу от шести утра и до победы.

— Пока мы тут много чего поднимаем, много чего делаем. Времени ни на что не остается. В такое время ты себя полностью отдаешь работе, — говорит Шельпук.

— Режим такой не надоел?

— А мне интересно. Когда все отстроится, построится, ты заедешь в кабинет, глянешь в мониторы камер видеонаблюдения: тут хорошо, там хорошо — начинаешь скучать.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Работы, как признается Сергей Евгеньевич, много, времени мало. Поэтому дела обсуждаем по ходу, в служебном УАЗ «Патриот».

— Раньше удой на корову был 4 тысячи литров. По этому году планируем надоить 7400 с коровы. Почти в два раза увеличим за два года, — рассказывает директор. — Зарплату тоже подняли. Но тут все зависит от людей. Вот есть ночной скотник. Работает через сутки. Раньше была зарплата 300 рублей. Сейчас — 700−800 рублей, но это при условии, что он будет работать и выполнять показатели. Некоторые говорят: «Ай, Евгеньевич, с твоими требованиями ну их, эти 800 рублей. Я лучше буду получать свои 300 рублей, но работать, как работал: пришел, поторчал, поспал». Есть еще у некоторых старые привычки. Но таких единицы. Мы всем объяснили, что, чем лучше работаешь, тем выше зарплата. Вот у нас есть измельчитель кукурузы, которых на области штук пять максимум. Его оператор за сентябрь получил 2800 рублей. Вот это — зарплата. Конечно, это трудно. Представь, к тебе приезжает по шесть машин и ты не вылезаешь, а валишь по 1000—1200 тонн в день… Сложная работа, но когда человек придет в кассу, то поймет, что не зря.

— А дояркам сколько платите?

— По-разному. От 700 до 1200 рублей. Все зависит от молока: сколько надоила и какого качества. Платим хорошо, но проблема работников найти. Подаем даже на Малориту объявление. Проблема в чем?! Вставать в 5 утра не каждому захочется. Думают: «Лучше я буду получать в два раза меньше, но вставать, как все».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Если надои и зарплаты получилось увеличить относительно быстро, то с пьянством, которое передалось новому хозяйству по наследству от старого, пришлось повозиться.

— Бухали?

— Бухали. У меня есть человек по безопасности, ездим по фермам, проверяем. Того, что было несколько месяцев назад, уже нет. Увольняли тех, кому уже было не помочь, других депремировали, переводили с фермы на ферму.

— Помогло?

— Да. Некоторым хватило и перевода на другую ферму. Они попадали в другую компанию, к другому руководителю. И все — уже не с кем было.

«Получается 183 тысячи рублей экономии на одних только домиках»

В общей сложности ОАО «Брестский мясокомбинат» вложил в хозяйство около 6 миллионов деноминированных рублей. Средства пошли на покупку оборудования, техники, ремонт помещений.

Смотрим на новый комплекс для телят. Он открылся на базе старых построек, которые реконструировали и приспособили под нужды предприятия. Если раньше молодняк рос по фермам в разных концах сельсовета, то теперь всех телят будут после родов привозить сюда, что обеспечит тщательный уход и контроль.

Новое здание только готовится принять первых постояльцев. В воздухе пахнет ремонтом, стены слепят свежей побелкой. По краям стоят железные загоны — гордость предприятия, о которых директор готов рассказывать вечно, смешивая в своих речах гуманитарную лирику с холодным расчетом технаря-экономиста:

— Один такой домик, если его покупать, стоит где-то 800 рублей. Мы его делаем для себя за 190 рублей. То есть на одном домике мы уже экономим 610 рублей. А их у нас будет 300. Вот теперь умножаем. Получается 183 тысячи рублей экономии на одних только домиках. Здесь телята будут жить два месяца. Тут поставим специализированную аппаратуру, будет ездить «такси», которое с пистолета будет раздавать в ведра молоко. Будем внедрять новые технологии. Доить 4−5 тысяч литров несложно. Ничего сверхъестественного не надо. А когда доишь семь и пошел выше, то уже без науки и внедрения новых технологий — это просто нереально.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Дешевле сразу создать хорошие условия, чем потом лечить»

После нового телятника видим ферму, где заканчивается реконструкция помещения для коров до и после отела. К зданию пристроен загон с навесом — прогулочная зона, куда коровы смогут выходить, когда им захочется. Вместо соломы пол телятника застелен утепленными матами, покрытыми резиной.

— Здесь будут коровы за 60 дней до отела. Им нужны условия хорошие. Тут же будут содержаться и те, кто только-только растелился. Им тоже нужен комфорт, — объяснил собеседник.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Вложения в «санаторий для коров» Сергей Евгеньевич считает оправданными:

— Коровам нужны хорошие условия. Вот она растелилась, дала много молока, вышла — а крыши нет. Дождь прошел, вода вокруг, бетон холодный. Она на него выменем легла — и все, мастит уже есть. И Сергей Евгеньевич пошел отстегивать деньги на лекарство. Хорошо, если быстро вылечил. А если нет? Еще денег заплати! А пока корова лечится, молоко ее нельзя сдать — оно с антибиотиками. Так вот дешевле сразу создать хорошие условия, чем потом лечить. Если все пойдет нормально, наши вложения окупятся за два года.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Коровы на ферме не лоси, конечно, но крупные и чистые — ничего не «закорело». И шоколад действительно им раньше давали.

— Нам позвонили с брестской шоколадной фабрики, — вспоминает Сергей Евгеньевич. — Сказали, что есть у них некондиционный шоколад, 3 тонны. А у нас как раз заканчивалась меласса (кормовая патока, которую дают коровам, чтобы повысить продуктивность. — Прим. TUT.BY). Решили попробовать — меласса-то в пять раз дороже шоколада, который нам предложили. Мы дали коровам по 200 грамм шоколада в сутки — и показатели по молоку даже не дернулись: на каком уровне держались при мелассе, на таком и остались. А обычно, если меласса заканчивается, то молоко начинает «падать». Мы и сказали шоколадной фабрике, что если еще появится некондиция, то возьмем.

«Мы теряем молодежь»

Поставил руководитель хозяйства и еще одну задачу перед собой — сократить отток молодежи из агрогородка. Своим приказом Сергей Евгеньевич ввел стипендии для учеников местной школы за хорошие четвертные оценки. Школьникам со средним баллом от шести до восьми платят одну базовую величину (25,5 рубля), от восьми и выше — две базовые (51 рубль).

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Я на линейке детям так и сказал: «Это будут первые деньги, которые вы заработали своей головой». Трактористам учиться не надо? Дояркам? А ты возьми и посмотри на современный трактор. Сколько там электроники! Без образования на нем можно только открутить и закрутить колесо — и то, может быть, неправильно. Нам нужны и трактористы, и доярки образованные. Потому что аппаратура такая, что надо хоть что-то понимать.

— И как дети на линейке отреагировали?

— Аплодировали. Вот мы, когда летом уборка, школьников, которые хотят деньги зарабатывать, берем зерно подкидывать. А почему бы на зимних каникулах не предлагать им за деньги, за зарплату помогать доярке: подмыть коровку, походить возле них? Чтобы они втягивались, не уезжали. Понимаешь, мы теряем молодежь. Если посмотреть возраст животноводов, то он запредельный — от 40 и выше. Надо молодежь подтягивать. А то через 5−10 лет у нас будут здания, у нас будет скот, у нас будут корма — а работать будет некому. Хочу этот процесс приостановить. Чтобы хотя бы мне до пенсии с хорошими людьми доработать — а мне еще 13 лет пахать, — улыбается директор.

Источник информации: TUT.BY
Автор: Станислав Коршунов
Система Orphus


Комментарии доступны только для
зарегистрированных пользователей сайта


infoliokrat 2019-10-16 20:00
Заинтересовался. Вопрос возник о судьбе предыдущего руководителя:
— Раньше удой на корову был 4 тысячи литров. По этому году планируем надоить 7400 с коровы. Почти в два раза увеличим за два года, — рассказывает директор. — Зарплату тоже подняли.
в два раза увеличим за два года это же не с лета 2019 (занял должность только в июне этого года.)
В тексте правда есть и упоминание о бывших любителях выпить...
Очень впечатляет "60-дневный лекретный" отпуск для буренушек. З павагай да неабыякавых

0

Kostia 2019-10-15 15:02
Так и получился шоколад милка))

+64


Страницы: [1]